06:23 

Решил тут выложить.

Правда часто скрывается в двух словах, окутанных кружевной паутиной лжи.
Название: Приз
Автор: ~Alone Gin~
Бета: никому не доверю!
Пейринг: Айзен/Гин, хотя это не слишком чётко прослеживается, больше напоминая Гин/Айзен... Короче, не знаю даже.
Жанр: затрудняюсь определить
Рейтинг: в районе PG
Краткое содержание:
Тескт заявки, по которой сие начертано:
айзен/гин, только без рейтинга и соплей желательно, можно юмор.
стриптиз в исполнении Владыки.

Дисклеймер: Моя только трава, да!
Предупреждения: Как всегда вышло не то, что заказывали, но прошу учесть пару важных моментов:
1. По этому пейрингу пишу впервые.
2. Постарался сделать героев вхарактерными.
3. Как всегда, куча кгхм... лишних мозгонаворотов: без этого не могу.
4. Юмора как-то не получилось.
5. Совсем без рейтинга не получилось тоже.

- Вы проиграли, Айзен-сама, - Гин, ласково улыбаясь, сдвинул на две клетки костяную фигурку ферзя. - Шах и мат.
Владыка внимательно смотрел на клетчатую доску, не меняя спокойного, изучающего выражения лица.
Этим взглядом он смотрел на своего лейтенанта, эту глупую девчушку; на капитанов Готей-13; на мальчишку-риока; на свою Эспаду... На марионеток, которые двигались и жили так, как хотел он, Ками. Послушные невидимому движению его руки.
Он, Гин, тоже был марионеткой. Опасная игра, одна из тех, что всегда так увлекали слишком умного руконгайского мальчишку. Но эта игра была смыслом его жизни: балансировать на грани жизни и смерти, ни днём, ни ночью не снимая маску... Смысл жизни и лекарство от неизбежной за долгие годы служения в Готее скуки.
Но Гин знал о нитях, которым подчиняется, и не верил, что мог вот так вот просто переиграть Айзена хотя бы даже в шахматы. Владыке тоже бывает скучно…
А победа Лиса могла значить только то, что Соускэ сам по каким-то причинам дал ему победить. И искать эти самые причины самостоятельно можно было практически бесконечно: мысли Владыки всегда ходили путями, о существовании которых никто из смертных и не догадывался. Но это было интересно.
- Да, ты прав, Гин... - Айзен перевёл на Лиса чуть насмешливый взгляд, в котором отчётливо читалось "ты ведь не думаешь, что победил бы, не позволь я этого". - Похоже, ты неплохой ученик.
Уверенные, слишком изящные для руконгайца, пальцы Соускэ медленно, словно бы раздумывая, стоит ли так отчётливо признавать свой проигрыш, опрокинули фигурку короля на доску.
Владыка поднялся из кресла: играть и беседовать с Гином он предпчитал здесь, в своих покоях.
- Думаю, на этом нам стоит закончить сегодня.
- Айзен-тайчо~о... - Гин старательно натянул улыбку ещё шире. - А как же мой приз?
Мужчина одарил его холодным взглядом, который внезапно как-то подозрительно потеплел.
- Проигравший танцует стриптиз? - тихий глубокий голос бывшего капитана пятого отряда, кажется, заполнил всю комнату, проникая даже в самые дальние, сокровенные уголки.
У Гина появились обоснованные подозрения, что Айзен ждал вопроса: мужчина медленно обошёл вокруг стола и наклонился из-за спинки кресла к сидящему, невозмутимо улыбаясь, Лису. С нажимом проведя пальцами по белоснежным волосам, потянул, слегка запрокидывая голову Ичимару.
- Тебе так хотелось это увидеть, Гин? - в голосе Владыки, как показалось его бывшему лейтенанту, мелькнуло что-то насмешливое. - Неужели нельзя было просто попросить? - Айзен медленно провёл рукой по его затылку, по шее к ключицам, чуть сгибая пальцы и слегка царапая. - Что ж... Будь по-твоему.
Соуске улыбнулся, и в следующий момент перед прищуренными алыми глазами сверкнуло нечто металлическое. Гин немного приподнял веки и с удивлением обнаружил на руке своего бывшего капитана широкий глухой браслет, который, впрочем, очень быстро скрылся в рукаве Айзена.
А сам экс-тайчо пятого отряда внезапно очутился в противоположном конце комнаты, открывая небезызвестный экран, так часто демонстрировавший зрителям энциклопедию арранкаров.
Впрочем, видел на нём Гин и другие кадры, в том числе и с камер наблюдения, когда у Айзена в очередной раз начинала прогрессировать паранойя. Но сейчас целью использования сей замысловатой техники была музыка...
Соуске мимолётно пробежался пальцами по скрытой от лишних глаз клавиатуре, и из невидимых динамиков полились тихие звуки: завораживающие и, одновременно, держащие в напряжении.
А Владыка медленно шагнул на мягкий ковёр, устилающий пол его покоев, тягуче поведя плечами отчего немного, буквально на пару сантиметров, сдвинулась ткань плаща, ничего пока особо не открывая...
Но вот брошенный на Лиса взгляд... Гин даже не предполагал, что его бывший тайчо может ТАК смотреть. Он сдавленно выдохнул, тщательно стараясь, чтобы этого не заметили...
В музыку вплёлся записанный голос Соуске, и Ичимару невольно вздрогнул от переливов баритона, изученного за годы службы до последнего еле слышного отголоска... Его капитан умел петь, завораживая словами не хуже, чем собственным зампакто...
Айзен снова повёл плечами, качнул бёдрами, шагнул, плавным движением повернулся боком к Ичимару. Плащ начал постепенно сползать, в то время, как мужчина дразнящими движениями скользил по груди в вырезе косодэ, проникая и под него, но тут же возвращаясь обратно.
Лис, следящий за каждым движением, непроизвольно сглотнул: выглядело это даже лучше, чем он себе представлял...
Как-то раз нарисовал даже, поспорив со своим лейтенантом. На хурму, разумеется.
Плащ собрался складками на локтях и, повинуясь плавному движению рук, упал к ногам хозяина. Мужчина тем временем как-то неуловимо перетёк чуть ближе к зрителю, а в руках у него появилась... хурма. Гин облизнулся, но Айзен, явно издеваясь, обвёл вожделенный плод языком, заставляя Гина провожать прищуренным взглядом каждое своё движение. А когда глаза его бывшего лейтенанта чуть приоткрылись, обхватил оранжевый фрукт пальцами и медленно разломил, заставляя мутноватый оранжевый сок стекать по аристократично тонким пальцам, огибать извилистой струйкой косточку на запястье, скользить вниз, обводя локоть и, наконец, срываться тягучими каплями вниз...
Айзен снова медленным и плавным движением в такт музыке, скользнул ближе к Гину, проводя влажной прохладной мякотью по своей скуле, к шее, оставляя влажно поблескивающий, манящий след. Но стоило Лису зачаровано потянуться вперёд, как его бывший капитан отступил назад, поднимая руки, потом согнув одну в локте и резко проводя по волосам, пока вторая ведёт по светлой, словно побледневшей в Уэко, коже плеча.
Куда исчезла хурма, Гин так и не понял, да и не до того ему было: сверкающие алым приоткрытые глаза заворожённо наблюдали за плавными, но чёткими движениями рук, раздвигающих ворот эксклюзивного, без рукавов, косодэ, за перебором пальцев, изучающих каждый миллиметр доступной им открытой кожи, которой с каждым мгновением становилось всё больше.
В то же время Айзен двигался в невероятном единении с музыкой, что зачаровывало Гина ещё больше: вот пальцы быстро пробегают по ткани пояса, на мгновение замирая, и сильно, но плавно вытягивают из-под него белую с черным краем полу одежды.
Капитан резко поводит плечами, вскидывая руки, удерживающие мягкую на ощупь - Гин знает, у самого из такой одежда - гладкую ткань, вытягивая её из-за ярко-алого пояса целиком, и косодэ распахивается, взметнувшись вокруг неожиданно резко, но как-то тягуче, словно в замедленной съёмке, чтобы Лис мог насладиться кружением ткани вокруг тела, и позавидовать струящемуся материалу, невесомо, дразняще касающемуся, окутывающему Владыку.
Но вот музыка внезапно изменилась, перетекая в другую, быстрее, сильнее.
И шелковистая ткань косодэ взмыла над головой Айзена. Движения Владыки изменились: стали более резкими, стремительными, всё более манящими, пробуждающими в Ичимару нечто доселе неведомое.
Гину хотелось съязвить, чтобы разбить окутывающую полумрак покоев атмосферу, но он не мог. Впервые за всю сознательную жизнь затуманенный мозг вундеркинда отказывался выдать что-то подходящее: ехидное, насмешливое и нахальное.
Что бы ни делал Владыка, это становилось идеальным, как и каждое его движение под будоражащую музыку.
Айзен провёл руками по плечам, по груди, обводя пальцем сосок и, спускаясь ладонью к поясу, поднял вторую руку к губам. Капитан медленно провёл по ним большим пальцем, одновременно оттягивая пояс.
В вырезе хакама на мгновение мелькнуло нечто нежно-розовое, но Гин списал это на случайный световой отблеск, неотрывно наблюдая за разворачивающимся перед ним действом.
Губы Владыки чуть приоткрылись, и вернувшегося, обводя нижнюю, пальца, коснулся язык; потом подушечка скользнула к углу рта - и дальше, проводя по шее, по ключицам, заставляя Гина со сбившимся дыханием следить за представлением. Он всё ещё пытался улыбаться, но получалось плохо. Лис судорожно облизал пересохшие тонкие губы.
Руки на подлокотниках невольно сжались, когда мужчина поймал мутный взгляд Соускэ, который одновременно манил, искушая, и охлаждал притаившейся на грани видимости угрозой.
Айзен снова перетёк ближе, протянул руку и провёл пальцами по щеке Гина. Потом коснулся языком его губ и снова отстранился, как будто стараясь вовлечь Лиса в свой танец; но Ичимару интуитивно ощущал, что стоит ему чуть приподняться над креслом, сдаваясь желаниям, недвусмысленно проявляющим себя под тканью хакама, которая начинала ощутимо раздражать весьма чувствительную кожу, - и случится что-то, что его крайне разочарует.
Музыка увлекала за собой, пожалуй, ещё сильнее…
Развязанный пояс алой, словно кровавой, лентой медленно упал к уже босым ногам Владыки, тонущим пальцами в густом ворсе ковра.
Ещё несколько шагов, поворот, пробегающие вдоль бёдер пальцы, неуловимо притягательное движение - и хакама падают к ногам плавно оборачивающегося Айзена…
А глаза Гина ме-едленно распахиваются до невообразимых размеров.
Под утихающую музыку фигура Соускэ приближается, и мужчина замирает, запрокинув голову, одной рукой поднося к губам всё ещё сочащуюся мутноватой-оранжевой жидкостью половинку хурмы, а второй проводя по животу и... провокационно оттягивая нежно-розовые стринги с мелкой, но всё равно весьма разборчивой, кривовато, явно вручную вышитой надписью: "С любовью, от женской ассоциации шинигами."
Копируя нарисованную некогда Гином карикатуру.
А потом иллюзия рассыпается - и сзади раздаётся величественный, снисходительный и в то же время насмешливый голос:
- Богатая у тебя фантазия, Гин...


Музыкальное сопровождение:



@темы: timeline: hueco mundo arc, tag: fiction, status: finished, spec: slash, size: drabble/mini, rating: G/PG, paring: aizen/gin

   

La mentira blanca

главная